Адъютант командарма

трудновато нашему борису михайловичу с

— Времени мне точно не хватает, — нарушил молчание командарм, — мне бы еще не-дельку-полторы на всяческую инженерию.

— Федор,— сказал генерал-полковник,— обращаю твое внимание на стык с южным соседом. Смотри на юг! Не упускай из вида юг.

— Сосед у меня вот где сидит. — Командарм качнул головой и похлопал себя по толстому затылку. — Я тебе докладывал: у соседа на стыке со мной и войск почти что нет.

— Поставь там на уступе дивизию в резерв,— сказал командующий.

— А ты дай мне эту дивизию!

— Найди ее у себя, — сказал командующий.

Вошел адъютант командарма — чубатый, простоватого облика старший лейтенант в кубанке; рукой, отведенной назад, он, не оборачиваясь, прикрыл за собой дверь.

— Что тебе? Что там? — недовольно спросил командарм.

— Товарищ генерал-полковник, разрешите обратиться к генерал-лейтенанту, — хмуро, в тон общему настроению, царившему в штабе, проговорил адъютант.

Командующий молча махнул рукой.

— У нас все готово, товарищ генерал,— доложил хмурый адъютант. — Майор Сысоев волнуется — ужин стынет.

— Нет, нет,— сказал командующий.— Спасибо! Передай там, — последнее относилось к адъютанту, — сейчас поедем.

Он встал, прямой, худощавый, с жилистой, тонкой шеей и от этого казавшийся моложе своих сорока четырех лет; гимнастерка вздулась у него на спине пузырем, и, оттянув ее, он резким, заученным движением обеих рук согнал на спину складки под ремнем. Следом за ним медленно поднялся командарм.

— Едешь уже? — Командарм расстроился: их разговор по душам так и не состоялся. — Не останешься поужинать?

— Мне в Ставку докладывать, — сказал командующий. — Шапошников будет ждать.

— Ты давно его видел? Ну как он? — спросил командарм.

— Трудновато нашему Борису Михайловичу, — с неопределенной интонацией ответил командующий.

— Представляю, что нелегко…

Командарм понимающе кивнул, подумав, что начальнику Генерального штаба приходится каждодневно и еженощно общаться с Верховным, со Сталиным, и это в нынешней трудной — дальше некуда! — обстановке!

— Замечательный человек маршал, больших знаний.

— Превосходный человек! — сухо сказал командующий.

У него были свои претензии к начальнику Генштаба, неизменно замолкавшему, как только речь заходила об усилении фронта. Впрочем, существовала ли сейчас какая-либо практическая возможность такого усиления? — тяжелейшие бои шли и на юге, и на юго-западе, и на севере.

Адъютант попятился и скрылся за дверью — командующий пошел из-за стола, но вдруг остановился, словно бы заколебавшись: а не поужинать ли в самом деле?

Comments are closed.