Category: Девятнадцатая глава. УЗКАЯ ПОЛОСКА УТРЕННЕЙ ЗАРИ. КРАСНОГВАРДЕЙЦЫ

Выкрикнул кто то

он тоже начал с поздравления а закончил

Тускло светила на столе и вдруг вспыхивала и хлопала огнем лампа, заправленная, за отсутствием керосина, бензином. В клубной землянке до отказа набилось народу, и в тишине слышалось сиплое, громкое дыхание простуженных людей — все ждали. А (далее…)

Был голос князя глух и

я добьюсь чтобы это

С Самосудом ему удалось поговорить только в вечер своего отъезда, в самые последние минуты… Сперва Сергей Алексеевич отдал ему письмо для Лены и попросил еще об одной, как он выразился, любезности: передать при случае или переслать (далее…)

Отхлебнув раз и другой из пружки Аристархов

выбравшись из его землянки под ночное звездное небо

— Продолжайте! Ну что же вы?! — воскликнул Аристархов. — Я знаю, слышал эту песню, Христя ее пела, Христина… — Он, что тоже было неожиданно, засуетился, словно бы заспешил куда-то, повеселел и принялся разливать ром. — (далее…)

Но эти обычные человеческие спутники словно

он и сейчас ни в

Несомненно, это были разные люди, и, вероятно, все присущие людям качества и свойства были представлены здесь. Виктор Константинович встречал на лесных дорожках и пасмурные лица, и веселые, и злые, и ласковые, и прелестные в их первой (далее…)

С собой здесь нет но мы

его крышей убило балкой валялся

Самосуд с хмурым видом поднялся из-за столика.

— Забываем, — сказал он, — сегодня уже забываем…

Виктор Константинович виновато посмотрел на него.

— Всех не упомнишь, верно… А надо бы! — неожиданно выкрикнул Самосуд, точно что-то взорвалось в нем. (далее…)

Веретенников распорядился отдать павшим

они шли поддерживая друг друга все в черных

И Виктор Константинович, хотя и обиженный, продолжал свою информацию, но уже без поэтического комментария.

Лену и польского музыканта Барановского с простреленной грудью отправили в госпиталь, в монастырь; с ними вместе были эвакуированы Настя, работница, и пани Ирена. (далее…)

Самосуд надолго замолчал

истомин со всей искренностью вздохнула нет

— Ольга Александровна жила еще какое-то время? — осведомился он, именно сухо осведомился.

— Нет.., Когда мы все вбежали, она была уже без признаков жизни. Да и собственно… —; Истомин сделал большой глоток, обжегся и часто, шумно (далее…)

Как ни мало он знал Самосуда и

ну а уж если проснулись давайте чай пить

С иным чувством смотрел на Самосуда Истомин, сидя в его землянке. Он и тянулся к нему внутренне, и робел — он тоже помнил их первую встречу и саркастический тогда тон старого учителя, и ему очень хотелось (далее…)

Бородатые и безусые

сам он никого из обитателей дома

В командирской землянке, когда его туда привели, шло какое-то деловое обсуждение, и оно тут же прервалось… Да и везде, где в этих партизанских местах, в заповедных урочищах он появлялся — человек с Большой земли, — его (далее…)

Изменение в военной

и вскорости виктор константинович

Это произошло уже весной, в начале апреля… Виктор Константинович Истомин, в своем новом качестве корреспондента фронтовой газеты, находился в командировке, в партизанском районе. И там, за линией фронта, ему посчастливилось еще раз встретиться со старым учителем (далее…)