Category: Седьмая глава. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ ТИШИНЫ. ХУДОЖНИКИ

Прошу сказал военком бесцветным шелестящим

он медленно встал высокий угловатый

— Вы просите вернуть вам оружие и зачислить вас в Красную Армию. Что побуждает вас к этому? — спросил военком. Он был вежлив, внимателен и сух.

— Я коммунист, — очень тихо, точно стесняясь, сказал Осенка. — (далее…)

И уже сегодня не когда нибудь

и федерико не стал возражать выдумка

— Сегодня они будут бомбить, — сказал он, — Прежде чем войти в город, они обрабатывают его с воздуха. Даже если в городе нет войск.

— Но для чего? Для удовольствия? — сказала Лена.

— Чтобы их боялись (далее…)

Конечно же он опять уходил туда откуда

янек будет еще убивать

Федерико и сам не знал еще твердо, что они с Осенкой предпримут, куда теперь, безоружные, пойдут. Эти обыватели Барановские — пани Ирена и пан Юзеф — побегут, конечно, с русскими женщинами, ну а им, двоим, ничего, (далее…)

Впереди ничего еще не было изведано

нельзя верить что фашисты

— Твоя тетушка умная, синьора, — сказал он. — Вам всем надо было давно смотаться… Чего вы ждете? Я видел фашизм близко. И тебе его видеть не обязательно.

— А ты знаешь — я его не боюсь. (далее…)

Она и сейчас словно бы

моя тетушка сказала уйдешь пешком

…Лена и Федерико двинулись по тротуару,, огибая обширную, мощенную булыжником, ровную, хоть шаром покати, площадь. Вдали в тени белокаменного, с приземистой аркадой торгового ряда стояла черная «эмка», и возле нее одиноко прохаживался красноармеец-шофер. Кто-то невидимый, но (далее…)

И с досадой отметила про себя

она достала из сумочки платок отерла уголки губ

— Только недалеко… Отсюда мы прямо домой. Я прошу вас, мосье Федерико, недалеко! — сказала Ольга Александровна по-французски.

И с досадой отметила про себя, что разговаривала не строго, как следовало бы, а искательным тоном; почему-то этот тон (далее…)

Он что то крикнул

и она даже не попыталась разуверить его сказать

— Пшепрашам, пани! Нам по дороге?! — осведомился Осенка.

И Ольга Александровна посмотрела на него с благодарностью — ей было страшно идти одной по этим улицам, где она знала каждый дом, каждый двор, — она никогда не (далее…)

Весь путь из

наказав насте не отлучаться

Машина из Спасского не пришла ни в назначенный день, ни в следующий, а на третий день стало известно, что в Спасском — немцы! Весть принесла женщина, счетовод тамошнего совхоза. Босая, в дождевом плаще, надетом прямо на (далее…)