Category: Вторая глава. ЕВРОПЕЙСКОЕ ВОСПИТАНИЕ. ИНТЕРБРИГАДОВЦЫ

Рекомендация еще пригодится там Янеку

потом в городе появились беженцы из

Фотокарточку и счастливую запонку Осенка вложил в карман его куртки — они и дальше навсегда остались с ним. И к неисчислимому множеству этих маленьких тайн, исчезающих вместе с людьми, для которых они когда-то были важными, прибавилась, (далее…)

Самая искренняя благодарность

но спрашивать об этом сейчас над свежей

Горчакову Осенка также прочитал письмо, переведя все на русский язык. В письме генерал писал:

«…Каса-дель-Кампо и Сьюдид универси-тария, бесчисленные бои под Мадридом, а позднее Харама, разгром итальянских фашистов под Гвадалахарой, тяжелые бои под Брунете и последний героический (далее…)

Впрочем и он не обманывался

а этот островерхий весь

Вдруг до его слуха дошло незнакомое, вероятно польское, слово:

— Копец!

Он подпял голову — слово напоминало «конец». И во второй раз, вполне разборчиво, Ясенский проговорил в своем сне:

— Копец!

Горчаков встал с табуретки, утвердил под мышкой костыль и (далее…)

Горчаков старался не упустить ни слова

но если это и был сон

Почему-то он, ничего не рассказывавший раньше о себе, замыкавшийся при первых расспросах, стал вспоминать сейчас свое детство. И казалось, что рассказывает он больше себе, чем Горчакову, он и смотрел не на него, а вверх, в сводчатый, (далее…)

Опять слышалась озлобленность

как он только остался жив после

— Это ты, брат, загнул… Человек без семьи, как дерево без корня, — только и сказал он.

В другой раз непонятный сосед признался ему:

— …А у меня нема ойчизны. Цо то ест ойчизна? Свента ойчизна? Моего брата (далее…)

Товажыш Петр отдай он

и услышанное от соседа

— Мать его… — выругался Ясенский. — Тэраз и не зобачимся…2 От петух!..

— Придет еще, завтра придет, — сказал Горчаков. — Чего ты нервы себе портишь?

— Бабы так само цурки дьябла…3 липнут до нёго… — хрипел (далее…)

Горчаков вынул из его куртки запонку

вырвалось у него сквозь хриплое клокотанье в

Ничем: ни словом, ни каким-либо изменением в лице — он совсем уже обессилел — он ничего не выразил, когда Горчаков, оторвав углом подкладку, извлек из-под нее и положил ему на одеяло плоский пакет размером с обычный (далее…)

За те немногие дни

едва дождавшись прихода сестры он потребовал чтобы ему

Ясенскому между тем становилось все хуже: из медсанбата его, пораженного гангреной, перевезли в армейский госпиталь, и там, в маленьком русском городке, в древнем монастыре, где был развернут госпиталь, он тяжело умирал.

А решение судьбы Осенки и его (далее…)

Недалеко рванул шальной снаряд

вечером к ним зашел инструктор из подива

— Дотопали…

— Уже? — не поверил Осенка.

— Порядок, — сказал разведчик и шумно вздохнул.

Но тут, когда их неправдоподобно-удачливый поход был окончен, судьба, такая милостивая к ним, словно бы опомнилась и пожалела о своей доброте. Ее случайный (далее…)

Путь прокладывали шедшие впереди

вдруг осенку оглушил трескучий птичий крик раздавшийся сзади

— Что ты ему такое сказал? — полюбопытствовал Осенка у Ясенского.

— Добрый он хлопец! — ответил Ясенский. — Я сказал: твой отец Ленин. Не хочешь же ты войти в Дом отца с автоматом в руке?

Под утро (далее…)